Skip to main content

Блок и революция.

 Зима 1918 год. Распущено Учредительное собрание. Молодая советская республика защищается. Контрреволюция предпринимает безуспешные попытки свергнуть Советскую власть силой оружия. Генерал Краснов вел свои отряды на революционный Петроград; в Петрограде и в Москве вспыхнули - вскоре же подавленные - юнкерские мятежи; на Украине и на Дону поднимаются контрреволюционные восстания. В Петрограде сложилась крайне сложная и напряженная обстановка, широко развернулся саботаж, орудовали банды грабителей и погромщиков, организовывались заговоры, нити которых тянулись за границу. Партии правых эсеров и меньшевиков открыто призывали к свержению советской власти. В обстановке этого террора, саботажа, погромов, бандитизма, грабежей, отчаянной борьбы контрреволюционеров против советской власти в Петрограде и было введено осадное положение, укреплялись старые и создавались новые отряды Красной гвардии. Одним из таких отрядов был тот, который является героем поэмы Блока "Двенадцать", который "державным шагом" идет по зимнему городу.
 Поэма Блока "Двенадцать", начинается картиной зимнего, тревожно настроенного Петрограда, по которому проносится ветер злой, веселый, беспощадный:

          Черный вечер.
          Белый снег,
          Ветер, ветер!
          На ногах не стоит человек.

 Резкий контраст "черного и белого" Блок подчеркивает конфликт свергнутого самодержавия и новой власти.

Кроме этого автор показывает мысли, чувства революционного патруля, он показывает с большой сатирической силой отношение петроградского прохожего к некоторым характерным явлениям взбудораженной улицы столицы в первые месяцы после Великой Октябрьской революции. Мне кажется, что в образе этого прохожего Блок подразумевает самого себя:

          От здания к зданию Протянут канат,
          На канате плакат:
          "Вся власть Учредительному собранию!"
          Старушка убивается - плачет,
          Никак не поймет, что значит.
          На что такой лоскут?
          Сколько бы вышло портянок для ребят,
          А всякий - раздет, разут...

  В таком отношении к учредительному собранию нет вражды или ненависти, но есть более страшное - равнодушно-презрительная и ироническая насмешка над идеалом и венцом псевдодемократии. Для него учредительное собрание есть пустой звук, пустое место, достойное лишь насмешки. В таком же тоне иронической насмешки прохожий рассказывает и о других символах прежней, страшной самодержавной жизни: о "буржуе на перекрестке", что " в воротник упрятал нос", о длинноволосом писателе, шепчущем вполголоса:
           А зачем?!-
 Эти люди как двенадцать апостолов, становятся, как и Другие бывшие "отверженные", основоположниками нового мира, апостолами новой и высшей правды, надеждой нации, залогом ее прекрасного будущего. Все их разговоры сводятся к тому, что ждет, их впереди, в новой жизни:

            Кругом – огни, огни, огни...
            Оплечь - ружейные ремни...
            Революционный держите шаг!
            Неугомонный не дремлет враг!
            Товарищ, винтовку держи, не трусь!
            Пальнем-ка пулей в святую Русь –
            В кондовую,
            В избяную.
            В толстозадую!

 Из приведенных строк становится ясно, что прохожий сам стоит рядом с красногвардейцами, а они предлагают взять ему винтовку и идти вместе с ними штурмовать "святую Русь". Прохожий говорит от имени своих новых товарищей, выражает емкими фразами их думы и чаяния:

           Мы на горе всем буржуям. Мировой пожар раздуем,
           Мировой пожар в крови - Господи, благослови!

 Перед нашими глазами, на фоне революции, видна трагедия красногвардейца Петрухи, который собственноручно застрелил свою бывшую возлюбленную "толстоморденькую" Катьку. Петька страдает, как бы страдал каждый на его месте человек.

          А Катька где? - Мертва, мертва!
          Простреленная голова.

 Петька страдает, потому что он из человека, несущего суровую революционную кару, облеченного определенной властью, превратился в обыкновенного убийцу, отомстя Катьке за измену, за ту легкость, с которой она бросила его. Вот почему он мучается и страдает, а "на нем не видать совсем лица".

             Все быстрее и быстрее
             Уторапливает шаг.
             Замотал платок за шею
             Не оправиться никак...

 Думается, что этот платок для него сейчас, как петля, которой он готов стянуть себе горло; все же лучше, чем видеть эти самые руки, которые запачканы кровью невинной жертвы. Товарищи его, видя душевные муки друга, как могут, помогают ему советами, призывают к самодисциплине, к контролю над собой:

             Поддержи свою осанку!
             Над собой держи контроль!
             Не такое нынче время,
             Чтобы нянчиться с тобой!
             Потяжеле будет время
             Нам, товарищ дорогой!

 По их словам Петруха догадывается, что товарищи по-прежнему любят и сочувствуют ему, понимает, что для них он по-прежнему человек, с которым они делают великое дело - строят новую жизнь.
"Предатели! Погибла Россия". Далее идет еще более насмешливое изображение попа:

            А вон и долгополый
            Сторонкой - за сугроб...
            Что нынче невеселый,
            Товарищ поп?
            Помнишь, как бывало Брюхом, шел вперед,
            И крестом сияло Брюхо на народ?..

 

 

 

 

 Смех петроградца над растерянным видом "товарища попа" - все это по признанию одного из современников Блока, "раскрывает психологическое настроение простого человека из народа, который почувствовал полную свободу и волю изъясняться на своем насмешливом языке, издеваться над тем, что в прошлом казалось нерушимо святым". В злорадном хохоте ("бац - растянулась!") над подскользнувшейся барыней в каракуле, проливающей слезы в связи с победой революции, уже слышна не насмешка, а ненависть простого рабочего человека к своим вековым угнетателям. Повествователь поэмы следующим образом передает свои чувства и переживания:

             Черное, черное небо.
             Злоба, грустная злоба
             Кипит в груди...
             Черная злоба, святая злоба...
             Товарищ, гляди в оба!

 С образа прохожего Блок перескакивает на образ двенадцати красногвардейцев. Это люди "дна", люди обездоленные, презираемые и "отверженные". Но после революции они поднялись со дна, из "ничем" стали "всем".

             Мы наш, мы новый мир построим,
             Кто был ничем - тот станет всем.

И опять в поэме звучит музыка революций - это революционный дозор "державным шагом" идет по своему городу. Ищет он "лютого врага', который мечтает вернуть все обратно, но историю не повернуть вспять:

             Шаг держи революционный!
             Близок враг неугомонный!
             Вперед, вперед, вперед,
             Рабочий народ!

 А за дозором "нищий пес голодный ковылял позади". Этот пес олицетворяет самодержавие, он пытается вслед за дозором прошмыгнуть в светлое будущее, но на его пути встает патруль из двенадцати красногвардейцев:

            Отвяжись ты, шелудивый,
            Я штыком пощекочу!
            Старый мир, как пес, паршивый,
            Провались - поколочу!

Желая подчеркнуть чистый, праведный дух революции - Александр Блок, ставит впереди красногвардейцев Иисуса Христа, как бы благословляя дело революции.

           Впереди с кровавым флагом,
           И за вьюгой невидим,
           И от пули невредим.
           Нежной поступью надвьюжной,
           Снежной россыпью жемчужной,
           В белом венчике из роз-
           Впереди Иисус Христос.

 Закончив поэму Блок воскликнул: "Теперь я гений!" И мне кажется, что он прав. В поэме "Двенадцать" очень точно и лаконично были показаны первые месяцы после Великой Отечественной социалистической революции. Поэма "Двенадцать" мною воспринимается как гимн революции. (Сочинение).

Бестселлеры июня 2024 года

Лучшие книги раздела "Книги для подростков 16 лет": 
Ася Лавринович: "Планы на лето". 06.2024
Леа Стенберг: "Реннвинд-4. Сердце тьмы". 06.2023
12+. Эльвира Смелик: "Нарисуй её тень". 05.2024

 Список бестселлеров

Новые пособия